Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Мальтийская богиня

Глава четырнадцатая

О! Я горю! Нацистские полчища окружили меня. Мои люди голодают, моя история в руинах. Когда же придет помощь? Я вынесу все. Я выживу во что бы то ни стало. Скоро наступит и мое время.

Итак, все было готово к началу представления.

До нормы остужено шампанское, маленькие формочки наполнены икрой, устрицы выложены на переливающиеся перламутровым блеском половинки раковин и охлаждены кусочками льда, слышится хруст накрахмаленных скатертей, сверкают серебро и хрусталь, повсюду — искусно составленные букеты цветов. Марио Камильери отдает распоряжения по уоки-токи. Эстер — его застенчивая помощница по соблюдению протокола на приемах международного уровня — лихорадочно выстраивает фужеры для шампанского в прямые ряды и ровняет с одержимой точностью салфетки.

Я наблюдаю за сценой с долей изумления и легкой иронии. Анна Стенхоуп оделась торжественно и официально — синее шифоновое платье, а на шее нитка жемчуга. Кажется, она как всегда держит эмоции под контролем, и только два розовых пятна на щеках и очень яркие глаза выдают ее возбуждение. Я снова в нарядных брюках-клёш — единственном одеянии, привезенном из дома, вполне соответствующем данному случаю. Я брожу по задворкам храма, искренне надеясь, что достопочтимый Джованни Галициа меня не узнает.

Эмоции учащихся на пределе, и только одна или две девочки выказывают полную индифферентность. София пребывает в своей обычной безмятежности, а рядом с ней ее подружки грозятся сбежать или упасть замертво от страха. Они облачились в костюмы для первого акта спектакля, а на их пухленькие свежевымытые лица нанесли пудру, румяна и подвели глаза. Некоторые из них все время подсматривают из-за угла храма, что творится вокруг, и оживленно