Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Мальтийская богиня

— И какой бы я ни была — отверженной, обесцененной, оскорбленной и языческой, — я остаюсь. Я жду вас в своих святилищах. Я живу в ваших снах. Намму, Изида, Афродита, Инанна, Астарта, Анат. Называйте меня любым именем. Я — Великая Богиня, и я буду отмщена,  — громогласно заканчивает вступление София.

* * *

И вдруг я понимаю, что Эллис Грэм, предупреждая об опасности меня, горько ошибался. Я вспоминаю, когда впервые увидела Виктора Дева, правда только в профиль, но тем не менее начинаю его узнавать. На борту самолета он был священником и сидел рядом с Грэмом. Да, но теперь-то он одет не как священник. Мой разум медленно, будто завязший в какой-то липкой субстанции, начинает работать, докапываясь до причины такой метаморфозы. Если он — священник, то лишь играет на чувствах Анны Стенхоуп. Если нет, тогда кто он и зачем это делает? Эллис Грэм предупредил о грозящей нам всем беде. И пока я лихорадочно соображаю, то скорее чувствую, чем вижу, как Галициа все дальше удаляется от шатра. И тут я наконец осознаю, что сейчас произойдет нечто ужасное.

Виктор Дева выходит из тени менгиров — гигантских камней — и наводит оружие на VIP-аудиторию. Я слышу коллективный вдох. Все, парализованные страхом, застывают во времени и пространстве, все, кроме Анны Стенхоуп, которая в мгновение все понимает. Сначала на ее лице неверие, затем осознание, потом маска боли, которую я никогда не смогу забыть, перекашивает лицо.

Она бросается вперед и пересекает линию огня.

Ее тело обмякает, дергается дважды, затем она падает, как большая тряпичная кукла в залитом кровью вечернем платье из синего шифона. Где-то рыдает Великая Богиня.

Но киллер вновь поднимает оружие. Я стою у штатива с прожектором и толкаю эту длинную металлическую подставку как можно