Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Мальтийская богиня

Кассар считал, что в городе-крепости здания должны строиться без особых прикрас, таких как колонны или мраморный орнамент. Белли добавил больше нарядности, барочных деталей. Мистер Галеа сказал, что Белли нашпиговал это здание всякой всячиной, хотя проектировал его Кассар.

Как бы все это познавательно ни было, я поймала себя на том, что изо всех сил стараюсь подавить улыбку, Энтони рассказывал так, будто приготовил хорошо отрепетированную речь, что-то вроде школьного доклада, где для вящего эффекта подобрано и выучено каждое слово. Его мать упомянула, что Галеа сильно повлиял на Энтони, и я почти физически ощущала это влияние, слегка затушеванное помпезностью речи мальчика. Я уверена на все сто, что Галеа водил его по Валлетте, и представила их вдвоем — Энтони, внимавшего каждому слову наставника с затаенным дыханием, и нежившегося в ребячьем восторге Галеа. Я искренне надеялась ради Софии, что любовь к архитектуре и слишком театральная речь были единственными чертами Галеа, которые Энтони выбрал для подражания.

Между тем юноша пристально смотрел на меня в надежде услышать какие-либо комментарии. Чтобы не разочаровывать его, я на полном серьезе, стоившем напряжения всех моих душевных сил, сказала, что это здание — настоящий шедевр, неважно, напичкано ли оно украшениями или нет, и он остался доволен. Предоставив мне несколько минут прочувствовать глубину архитектурного замысла, Энтони поднялся по ступеням правительственной резиденции.

— Энтони, давай покажем Сады, — умоляюще посмотрела на него София. — Они великолепны.

Наш гид, видимо, не желал отклоняться от намеченного маршрута.

— Позже, — ответил он.