Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

Там-ба-па… Там-ба-па… Это был вальс. На контрольной по вальсу Броневский похвалил Митю за то, что Митя сразу понял, как помогает вальсированию добавочный поворот головы.

«Вспоминайте веретено, вспоминайте винт, вспоминайте вихрь… — пел Броневский, глядя на кружение пар. — Нелидов, молодец! Идея непрерывного вращения… Все понял! Молодец! Раз, два, три, раз, два, три…»

«Вальс, — думал Митя. — Сейчас я узнаю, как ее зовут».

Толпа морячков пришла в движение. Толпа девочек особенно замерла. Вальс, наверно, и у них был любимым. Прошла минута, другая, и вот большинство уже кружилось, те девочки, что оставались, были уже нарасхват. Не теряя минуты, Митя двинулся вперед. Его девочка опять стояла одна. Вот до нее остается уже несколько шагов, в веселом шуме уже целиком танцующего зала Митя не подыскивал больше слов — что скажет ей, то и скажет, — и вдруг с другой стороны, совсем не с той, откуда шел Митя, около девочки оказался другой нахимовец и что-то ей сказал. Митя видел лишь, как она быстро и радостно к нему повернулась. Это был Шурик. Он был ниже ее чуть ли не на голову. Девочка еще раз улыбнулась, легонько присела и, шагнув к Шурику, доверчиво положила руку ему на плечо.

Митю толкнула танцующая пара. Он неловко переступил, оглянулся: это был кто-то из своих, толкнул нарочно, чтобы вышел из круга. Митя посмотрел туда, где только что стояли двое. Их уже не было.

Он увидел их вскоре среди танцующих. Маленький Шурик, с уверенным видом кружа девочку, что-то рассказывал ей. Со стороны могло показаться, что это он оказывает ей снисхождение, танцуя с ней. Девочка слушала улыбаясь.