Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

— Выбирайте потолще, — приказала баба Полина.

Костя с Митей нагибали, она рубила у корня. Потом, когда она стала тяжело дышать, Костя сказал:

— Мамка, давай я.

Костя порубил, дал Мите, хотя Митя с топором, вообще-то, еще не умел обращаться.

— Прямей, прямей лезвие! — учил Костя.

Пригнутые хворостины при неточном ударе пружинили, топор отпрыгивал непонятно куда, и вдруг, промазав, Митя засадил топор в землю, да у самой своей ноги, вплотную с резиновой тапкой.

Баба Полина даже глаза закрыла.

— Положь, — сказала она, взяла топор и больше его уже им не отдавала.

Нарубили, стали класть на тележку.

Все, что делал Митя, он словно нарочно делал наоборот. Первые стопки надо было класть вдоль тележки — он принялся класть поперек. Когда нужно было держать веревку, он давал слабину, когда надо было отпустить, принимался тянуть. На него не сердились, хотя и покрикивали.

А потом они поехали. Баба Полина впряглась спереди, Митя с Костей уперлись сзади, тележка заскрипела и тронулась. Огромная куча хворосту, которую они нагрузили, заколыхалась, как стог.

И Митя стал считать метры.

Первый раз они остановились передохнуть, преодолев первую