Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

И они снова принялись толкать переваливающийся на неровностях дороги воз, а впереди были и мостик, и тот овражек, который Митя заметил еще на пути с пустой тележкой. И больше трех километров то пыльного, то каменистого, то с легким спуском, то с таким же легким подъемом проселка. И Митя, уже совсем сопрев, успел подумать во время этого пути и о древних рабах, которые годами выполняли одну и ту же непосильную работу вроде этой, и о лошадях, волах и верблюдах — вот несчастные-то, оказывается! Думал он и о том, что же к нему испытывал Костя, когда несколько дней назад, зная, что он, Митя, в этот самый момент ловит рыбу, он, Костя, вот так же, как сейчас, толкал стог хворосту… «Да он же ненавидеть меня должен!» Митя бросил на Костю быстрый взгляд. Но тот упирался в туго обвязанный хворост, а почувствовав взгляд Мити, лишь ухмыльнулся. И еще Митя всю их обратную дорогу думал, конечно, о партизане. Мысли об этом человеке и мешали и помогали ему двигаться. Все время их обратного пути Митя оглядывался на заросли кустов — даже сейчас, летом, в самую лиственную пору, какое в них убежище? Партизан скрылся туда потому, что больше уже было некуда. Осень была, сказал Костя, значит, уже и лист облетает, и огня не разожжешь — а кругом по всем деревням стоят враги… Партизаны в представлении Мити должны были собираться в глубине непроходимых лесов, куда не могут пройти танки, не достанет артиллерия, где их не сможет обнаружить самолет-разведчик. Партизаны — Митя представлял их одетыми в полушубки и валенки — выбирались с пулеметами из лесов, имея точные сведения от своих связных. Они взрывали мосты, захватывали немецкие штабы, освобождали пленных… Митя оглянулся — кусты были уже вдали, они еле виднелись ровной низенькой щеткой. Какой боевой дух надо иметь, какую непримиримость, чтобы воевать против обступившего тебя со всех сторон врага, имея всего лишь такое убежище, как эти кусты!

И когда Митя думал о неизвестном ему замученном человеке, свой