Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

привязывал, потом наконец сказал:

— Глины принеси. Да не очень мокрой.

Весь измазанный глиной, снаряд стал совсем не страшным. Теперь он был похож на огромную грязную крысу. И как водится, крыса была с длинным тонким хвостом.

— Бикфордов шнур, — объяснил Костя.

По разным углам в заваленной хламом церкви у Кости были рассованы коробочки, жестянки, сверточки. Шнур тоже хранился здесь.

— А то мамка если бы дома увидела, так уши бы вырвала, — сказал он.

Наконец то, что Костя мастерил, было готово.

«Да не взорвется он, — думал Митя. Первый страх от возни со снарядом у него уже прошел. — Все тут липа, — думал он, — и эта ржавая штуковина, конечно, не может взорваться. Им, этим снарядом, из орудия засадили, он и то не взорвался, чего ради он взорвется сейчас?»

Когда они несли снаряд к речке, Мите стало почти скучно: полдня потратили неизвестно на что.

— Где будем рвать-то? — спросил, не останавливаясь на косогоре, Костя.

Около самой деревни было лишь два омута — тот, ставший по летнему времени отдельным прудом, где на рассвете Митя и Костя видели огромную щуку, и второй, Карлушин.

«Да не будет никакого взрыва, — думал Митя. — Ну, кинем в воду, ну, спрячемся, как на войне, а толку-то?» Нет, он теперь уже