Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

у всех одинаковые права, в том числе и на то, чтобы считать себя взрослыми.

Но к изумлению роты, из рядов выходит Славка Бубнов, бывший юнга. Он пошире всех в плечах, у него в отличие от всех ленточка на бескозырке, и умудрился Славка подстричься не окончательно наголо, и форма на нем сидит иначе.

— Что такое, Бубнов? — не понимая, спрашивает Папа Карло.

— Да вот ботинки жмут, товарищ капитан-лейтенант. — И чему-то Славка усмехается.

Папа Карло прищуривается.

— Ну, что ж, — говорит он, — залезайте.

И грузовик уезжает.

Колонна пылит вдоль небольшого озерца.

— Это наше озеро? — спрашивают они у мичмана Лошакова.

— Это? Да тут гребному судну тесно. Не-е. Наше большое.

И все идут, дружно повернув головы к воде. Что ж это за «гребные суда», которым мало полкилометра?

Рота пылит по песчаному проселку, штанины синей робы в мохнатой пыли, черная форма офицеров становится серой, у Папы Карло на макушке мокнет белая фуражка.

Возвращается пустая машина. Это газогенераторная полуторка, ее топят березовыми чурками, чурки закидывают в две большие черные колонки, расположенные по бокам кабины. Могучий угарный запах хвостом плещется за полуторкой.