Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

В ночном дозоре

Странное состояние было у Мити той ночью, странное. Температура, конечно, поднялась, и Митя если задремывал, то даже бредил, но и в бреду он помнил, что хоть ему и очень плохо, но болезнь его не настоящая. Такое бывает после прививок: маяться маешься, но серьезного-то с тобой ничего произойти не может. Митю то трясло, то отпускало, и, как отпустит, его тут же клонило в сон. С вечера Митя с Толей успели наломать еловых веток, а на них набросали сухого тростника и теперь, прижавшись друг к другу, пригрелись.

Черной живой тенью залегло за соснами и кустами озеро, в камышах что-то изредка шлепало и плескалось: быть может, выдра охотилась за спящей рыбой или уткам снились плохие сны. Между деревьями, мягко кувыркаясь, проносилась время от времени летучая мышь, а чуть погодя, когда воздух между деревьями опять замирал, в траве и кустах можно было услышать еле слышное шуршание. Кто-то тайно куда-то полз. Зачем?

Странная это была для Мити ночь. Мите в его бреду все казалось, что он должен куда-то бежать или что-то перепрыгнуть и сделать это надо немедленно. Чего только за эту ночь Митя не наговорил! П про галошу эту злосчастную, и про то, что чувствовал, когда гнали Курова, и про Карлушу, и про снаряд.

— Да врешь ты все! — возмутился Толя. — Снаряд они развинтили! Да его пальцем тронуть…

Тут, чтобы Толя поверил, Мите пришлось припомнить подробности — вплоть до того, как белый язычок, похожий на газосварку, высунулся из зажженного бикфордова шнура…

— Значит, у тебя в башке вообще ничего нет! — тихо сказал Толя. — Пуговиц от вас не нашли бы… Понимал, что делаешь?