Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

Шаги замерли над ним. Тут же приблизились еще одни, быстрые. И тоже замерли.

— Встать! — скомандовал чей-то сиплый торжествующий голос. — Ну, встать, гад!

Все, что было дальше: как Митя, лишь привстав, бросился в сторону, как тут же его подсекли и он, заплетаясь ногами, рухнул в папоротник, как на него навалились эти двое, а потом и еще кто-то, и еще, как, расхристанного уже без пуговиц на штанах и почему-то с кляпом во рту, сделанным из его собственной бескозырки, его вывели на дорогу к весело гогочущему строю, — все это было как сон. Это и с Митей происходило, и совсем не с ним. И эту злосчастную тушенку теперь предъявляли как свидетельство шпионских намерений — вот, мол, запасался, пробираясь, — тоже вроде не ему.

В плену Митя провел остаток дня, вечер и ночь. Сначала, со связанными сзади руками, он плелся позади строя между двумя конвоирами, потом на привале, хоть чужой командир роты и бросил реплику, что это уже лишнее, Мите связали ноги. Отряд — так Митя понял — дальше двигаться не собирался, ждали какого-то общего знака. Тем временем наступил вечер и налетели комары. Их было не так много, как в июне, но как, оказывается, человеку необходимы руки! Мотая головой, как лошадь, связанный Митя сидел на пне. Вчера муравьи, сегодня комары — странная какая-то наладилась жизнь.

— Дай честное слово, что не убежишь, тогда развяжем, — сказал один из тех, кто его стерег.

Тут опять повторялось что-то вчерашнее. Но Митя молчал. С врагами он говорить не собирался.

«Вот придут наши — освободят, — думал он. — Увидят сами, как