Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

ними же почему-то, оставив большую часть роты на командиров взводов, пошел на «Надежде» командир роты Васильев.

Ранним июльским утром шхуны вышли из Невы в Финский залив. Парусов до Кронштадта планировалось не ставить.

— Зато уж потом… — говорил Рюмин.

Но над заливом стояло жаркое безветрие, совершенно синее и все более синеющее небо, небольшие кучевые и все больше круглящиеся облачка…

Когда они проходили Кронштадт, Митя вспомнил, что где-то тут, чуть южнее, над полоской берегового песка стоит тот самый обрыв, и, может быть, цела та самая пещерка, в которой он сиживал, ожидая извещения из училища. Как давно, неимоверно давно это было! Целую жизнь тому назад! Митя вспомнил, конечно, и ту девочку, впрочем, что тут вспоминать: он видел их теперь время от времени вдвоем, Шурика и ее, разница в росте у них оставалась прежней — девочка была на полголовы выше Шурика. Митя столкнулся с ними как-то нос к носу, и Шурик пытался его познакомить, но девочка посмотрела на Митю таким незамутненным, таким безразличным взглядом, будто видела его впервые, и Митя, пробормотав что-то, обогнул их и ушел поскорей. Встреча эта больно зацепила его, он-то считал само собой разумеющимся, что девочка, которую нашел и отличил первым именно он, не может не помнить его, да и тогда, на вечере, улыбалась же она ему, не мог он перепутать, ему, ему она улыбалась, но вот встретились, а она смотрела на него, как на те деревья, которые стояли вокруг… Митя подумал тогда, что когда-нибудь он, конечно, скажет Шурику о ее коварстве: ведь если она поступила так с Митей, то таким же образом может поступить и с ним, но, оглянувшись, он увидел их, уходящих по аллее, — и такой удивительно стройной и недоступной показалась ему она, и так безнадежно неподходяще, каким-то младшим братишкой вышагивал рядом с ней Шурик, что Митя пообещал себе все