Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

Шлюпки одна за другой отходили от борта.

Раннее утро. На белесой поверхности моря там и здесь пятнами лежит штилевая рябь.

Митя не то чтобы не любил грести, но по собственной охоте никогда бы не стал этого делать. Некоторые из его товарищей ранней осенью по воскресеньям специально ходили на лодочные станции, брали прогулочные ялики, катали знакомых и незнакомых девочек, Мите же как-то в голову это не приходило, воскресенье было в неделю одно.

Три шестерки шли в штилевом море. Шлюпка Рюмина все время рвалась вперед. Сделает рывок, ждет, когда подойдут другие, снова уходит вперед. Васильев идет ровно, через каждые двадцать минут меняя гребцов, — никаких рывков, никаких общих отдыхов, отдыхайте посменно. Шлюпка же, в которой находится Митя, все время почему-то сзади. То у кого-то обрывается стропа, то кто-то уже натер руку и хочет пересесть на другой борт, чтобы натертую руку положить на валек, то кто-то просто плохо гребет, ныряя веслом на глубину.

— Щук не ловить! — бормочет кок. — Ну, кому сказал!

Часа через четыре шлюпки сходятся бортами. Обед. Ну, обед — это только название такое, еда, одним словом, жуют что-то. Ничего не ест, а только курит изогнувшийся вопросительным знаком капитан второго ранга Рюмин. В морщинистой и красной его физиономии есть что-то птичье, если бы не мощная нижняя челюсть.

— Моряки! — говорит Рюмин, глядя на них с сожалением. — Эх вы, моряки! Неужто уже раскисли?

Скиснуть не скисли, но думать о веслах больше не хочется. Над морем висит белая жара. Все до пояса раздеты. В кителе один