Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

Но в это время там на весле подняли белый треугольный флаг с красным яблоком.

— Что такое? — спросил кок. — Что значит?

— Больше ход.

— Сильнее гресть.

— Прибавить парусов.

— Сняться с дрейфа, — пробубнили в шлюпке.

По флагам у них было несколько контрольных, значения флагов знали все.

Шлюпка пошла дальше на четырех веслах. Васильев уходит все дальше, часам к шести он маячит на горизонте еле заметной точкой, а Рюмина давно уже не видно.

— Два-а-рыс! Два-а-рыс! — бормочет кок.

Понемногу опускаются сумерки. В сумерках скрылся Васильев. Пятнадцать минут правого борта, пересадка, пятнадцать минут левого. Пять минут передышки. И снова — пятнадцать минут правого, пятнадцать минут левого… На отдыхе кок раздает им сухари и дает по два раза глотнуть. И опять валек и рукоятка, рукоятка и валек. Вода уже черная. И небо темнеет все больше.

Ладони сбиты у всех. И в ссадинах спины, и сидеть уже никто прямо не может, протерли. А они все гребут и гребут… Но до каких пор можно, ведь уже чуть не двенадцать часов, как они отошли от борта шхуны. И вдруг они бросили грести. Зачем? Если это соревнование, то оно кончилось тогда, когда на шлюпке из-за утопленной уключины стало на два весла меньше, если же надо было показать, что они могут подолгу грести, так разве уже они не