Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

продолжают ее крутить, катер все приближается и приближается, на баке шлюпки уже возятся, освобождая буксировочный трос, но почему теперь, когда испытание кончено, им как-то не глядится в сторону этого катера? А катер сбавляет обороты, от этого сразу садится его нос и поднимается корма. Катер подходит к шлюпке. На носу катера стоит Васильев.

— Весла на валек! — командует он.

Весла вразнобой медленно поднимаются и встают вертикально.

— Больные есть? — спрашивает Васильев, спрашивает, как всегда, спокойно.

В шлюпке все молчат, за них отвечает кок. Отвечает, что все здоровы.

— Оттолкнуть нос! — говорит Васильев, и матрос с катера отпорным крюком отталкивает шлюпку от катера.

Васильев нагибается, берет лежащий у него под ногами мешок и кидает его им в шлюпку.

Затем катер, булькая пузырями молочно окрашенной воды, медленно отходит от них, разворачивается и дает полный вперед. Морщина воды из-под его винтов бежит под шлюпку, раскачивает ее, слышно, как сталкиваются все еще стоящие вертикально весла.

Мичман наклоняется к мешку, запускает в него руку. Митя видит, как он внимает из мешка одну за другой три буханки хлеба и уключину.

— Весла! — посидев немного, командует мичман.

Ничего не понимая, Митя Нелидов, повинуясь команде, опускает весло в уключину. Что происходит?