Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

— Эти вестники судьбы, беды и сюжета… — громко пробормотали из зала. На сей раз это был уже не Рюмин — это был согласно кивающий Мите Мышкин. И огромная женщина рядом с полковником согласно наклонила голову.

Даже научные сотрудники — так Митя назвал про себя всех незнакомых — теперь внимательно его слушали. Да уж одно то, что они не ушли сразу, какое было для Мити достижение! Мальчик же записывал все, что успевал.

Выйдя из той зоны, где могли подстерегать мореплавателя коварные ледяные горы, Митя двинулся к берегам Европы, и по мере продвижения дно океана покрывалось под Гольфстримом кварцевым песком и частичками тропических глин, останками рыб и моллюсков. Пройдя Бискайский залив, где Гольфстриму было разрешено в последний раз показать свою глубокую мощную синеву, Митя двинул свое течение к берегам Северной Европы, дабы позаботиться о ее круглогодичном климате. И умеренный, теплый и влажный климат, столь способствующий развитию постоянной, устойчивой и не подверженной климатическим катастрофам жизни, возобладал на этих берегах…

— Какая была бы идиллия, если бы миром и войной управлял климат, — пробурчал опять полковник Мышкин.

Но Митя говорил о метеорологическом климате Европы совсем не для того, чтобы на этом закончить. Вежливо промолчав на реплику Мышкина, Митя двинулся в своих размышлениях о влиянии Гольфстрима дальше, и по нему выходило, что и Англия с ее незамерзающими морями могла стать всемирной морской державой, только благодаря Гольфстриму, и характер северных народов Скандинавии, которые постоянно видели перед собой незамерзающее море, также сформировался веками, благодаря этому течению. Движение викингов, их воинственные набеги, переселение норманнов, ганзейская торговля, выдвижение в позднем средневековье Дании и Швеции Митя