Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

Но его все равно попросили рассказать, и Митя рассказал о морской осе — медузе величиной с электрический штепсель, восьмиметровые щупальца которой снабжены ядом, подобным яду кобры. И о том, что от этих медуз погибло больше людей, чем от акул.

— Послушайте, да он все знает! — воскликнул Рюмин.

И кто-то спрашивал Митю об осьминогах, о морских электрических угрях и о том, на сколько минут в воде могут задерживать дыхание разные млекопитающие. Тут, кажется, Митя поразил всех, потому что откуда-то он знал, сколько минут не дыша могут находиться под водой не только человек, дельфин и кашалот, но даже гиппопотам.

— Ну, этого, кроме вас, никто больше не знает, Нелидов, — уверенно произнес Рюмин.

Один из незнакомых Мите географов тоже задал вопрос.

— А вы не хотели бы, Дмитрий, вступить в Географическое общество?

— Как это — вступить? Надо ведь что-то… исследовать?… Открыть?

— Вот вы со временем и исследуете.

— Нет. Я не хочу, — сказал Митя.

И все затихли. Только Глазомицкий пошевелил плечами, будто удобнее устраиваясь в своем просторном ему всегда пиджаке.

— У меня не хватит времени, — сказал Митя и посмотрел прямо и серьезно в глаза своему любимому преподавателю. — Я не буду больше заниматься географией. Я занимался ею просто потому… что меня попросили. — И он посмотрел на Сережу Еропкина.