Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

«А почему ты решил, что назначат тебя?» — слышит он вопрос.

«Почему, почему тебя?» — спрашивают все в комнате.

«Меньше играй в футбол», — говорит ему дежурный, который уже совсем бросил прикидываться бабушкой.

«Да я не играл в футбол! — шепчет Митя. — Я же только…»

«Все видели. Видели ведь? — спрашивает дежурный, и Мите кажется, что он от обиды сейчас умрет. — Зачем же ты врешь своим товарищам?!»

Все смыкаются вокруг Мити теснее и теснее.

И нет рядом ни бабушки, ни Папы Карло.

«Гнать его», — говорит кто-то. И страшно даже не то, что это относится к нему, страшно, что говорят через его голову, будто он и не слышит. Нет сил убежать, но он и не стал бы бегать, он выпрямляется среди них и хочет хоть одному заглянуть в глаза, но глаз нет. Все куда-то отступает, толпы, что стояла над ним, уже нет, и Митя, выныривая из сна, слышит, как приглушенно разговаривают, проходя между палаток, офицеры. Кто-то из них задевает ногой растяжку, и брезент гулко вздрагивает. Один скат палатки — желтый от солнца, на нем черным парусом лежит тень соседней, сквозь невидимые днем малюсенькие дырочки сквозят соломинки лучей. То, что только что мучило Митю, растворяется, уплывает, он пытается вспомнить, что же именно испугало его только что, но уже не ухватиться. Где-то у штаба пробно пукнул в горн трубач. Не приглушая голоса, говорит на линейке дежурный по лагерю.

— Старшин рот к штабу, — говорит он, и раздается хруст песка: вдоль палаток бежит рассыльный. Но вот уже звон склянок, и над