Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

убирает голову из палатки.

Так относиться к ним — несправедливо. Так относиться к ним — просто жестоко. За что наряд на работу, если сейчас все вовремя выскочат и вовремя построятся?! За что наказывать, если взвод целиком построится раньше, чем другие взводы?! Но старшине можно все.

И в палатке столпотворение. Подхватив кто недоодетую штанину, кто штаны целиком, кто ботинок, кто тельняшку, они выскакивают сквозь входной полог. Пятнадцать секунд — и Митя остается в палатке один. Всовывается голова Седых.

— Значит, так… — говорит Седых.

— Мне на пост сейчас заступать, — быстро говорит Митя.

Медвежьи глазки мягчают.

— Считай, спасся, — говорит Седых.

Голова исчезает. На футбольном поле оркестр уже бухает: «На рыбалке, у реки, тянут сети рыбаки…»

На правах дневального Митя направился в столовую один, без роты. Когда он шел обратно, встретил лейтенанта Тулунбаева, шедшего с полотенцем от озера.

— Здравия желаю, товарищ лейтенант! — сказал Митя. — Разрешите доложить?

— Здравствуй, Нелидов. Что у тебя?

— Мне вчера… У меня вчера… Когда я стоял вечером вчера…

Митя и не знал, что это так, оказывается, трудно: рассказать,