Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

недели пришла бабушка. Бабушка пришла не одна, с ней пришла Митина троюродная сестра. Бабушка называла Надю Митиной кузиной.

Толя — так уж вышло — все первые дни был при Мите, некуда ему больше было деться. Мите это даже немного льстило: как ни говори, парень-то был на год старше, а ходил за ним хвостом. И сейчас тоже Толя брел с Митей. Митя знал, что к нему могут прийти, и потому не стал играть в футбол на пустыре, а Толю не позвали, вот они вдвоем и прогуливались. А тут из-за угла им навстречу и вывернулись Митина бабушка и Надя.

Надю Митя всерьез никогда не принимал. Во-первых, она старше была то ли на год, то ли на три, а во-вторых, рот у нее был, на Митин взгляд, слишком велик и, когда она смеялась, все зубы можно было пересчитать. Но вообще-то, она ничего была, не вредная, только болтушка и везде, где нужно говорить «о», говорила «а»: «гаварю», «малако».

Сразу она и заболтала.

— Вы в адном классе, да? И на адной парте? Тебя Толей зовут, да? А ты в васкресенье к нам придешь?

Митя и тот обомлел, он еще и поздороваться не успел, а эта уже… «Васкресенье»! Он-то и сам у Нади дома всего-навсего раз пять если и был, так это хорошо. Родственники они были далекие. Митя даже не очень знал, почему бабушка ее привела. Но эта болтушка словно мысли читала.

— Я все прасила, прасила тваю бабушку меня взять, а ана никак не брала, а я гаварю…

— Картавить перестань, — не выдержал Митя.

— Харашо. Не буду. Я и гаварю…