Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

Подобием этих портных был обосновавшийся невдалеке от училища парикмахерских дел мастер Миней Ильич. Специализировался Миней Ильич на невыполнимой для других мастеров работе: голову, казенной машинкой обструганную под ноль, Миней Ильич уже через неделю брался художественно улучшить.

В те годы повсюду стригли ручными машинками. Миней Ильич владел уникальной, привезенной с войны — электрической, этой машинкой он и снимал в одному ему известных местах немногие подросшие миллиметры волосков. Сидеть надо было затаив дыхание: работа предстояла ювелирная.

«Сегодня обрабатываю под «пятнадцатилетний капитан», — торжественно сообщал Миней Ильич, и волшебная машинка начинала журчать.

Затем Миней Ильич туго обвязывал голову «именинника» влажной марлей и коротким резким движением сдвигал марлю так, чтобы положить ежик в одну сторону.

В боковом чуланчике парикмахерской горела лампа, предназначенная для сушки автомобильной эмали, и шурша крутился большой вентилятор. Трое-четверо счастливцев сушились под лампой одновременно. Вентилятор гнал над головами раскаленный воздух. Если бы не улетавший от марли пар, головы эти, прислоненные друг к другу, могли бы напоминать яйца страуса где-нибудь в Сахаре. Потом происходило чудо вылупления. Миней Ильич развязывал марлю. Те, кто со своими сиротскими ежиками еще ждали, содрогались от зависти. Вылуплялся маленький гардемарин.

Миней Ильич сиял.

К Минею Ильичу во время очередной прогулки Толя Кричевский и привел Митю.