Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

Шурик

Те, кого приняли, клубились в большой спальне и в коридоре. В кладовую стояла очередь. Мите достались не досушенные до конца простыни, но полотенце было сухое и плоское, как вафля.

— Хорошее даю полотенце, — тяжело напирая на «о», сказал бельевой мичман. — И чтоб не рвать у меня.

— У себя рвать! — пискнули сзади.

Мичман выпрямился от стопки белья.

— Остряки на гражданке остались. — сказал он. — Да и там помалкивают. Поняли?

Очередь затихла.

Но когда Митя с бельем под мышкой вошел в спальню, ему показалось, что он в сумасшедшем доме: незнакомые мальчишки носились из конца в конец с развевающимися простынями, прыгали через койки, дрались подушками. Митя стал искать незанятую койку. Но повсюду на матрацах лежали чьи-нибудь вещи. Один мальчишка лежал поперек двух коек сразу.

— Занято, занято! — отвечали Мите. — Здесь не ищи.

Он прошел в спальню из конца в конец, прошел второй раз — свободных коек не было. И тут он наткнулся на Шурика. У Шурика была койка, но не было белья, и он, кажется, не собирался вставать из-за него в очередь.

— Давай ко мне, беспризорник, — милостиво, но презрительно сказал он. — Размещу. Пропадешь ведь.

Такого изящного, такого точеного смуглого мальчика Митя в жизни