Лови Книгу .ру

Огромная коллекция книг в открытом доступе

Петровская набережная

Коля Ларионов

У Коли Ларионова отец был вице-адмирал, и поэтому каждый мог Коле сказать: «Я-то сюда сам поступил, не то что ты…»

Такое мог Коле сказать каждый, вернее, мог бы. Если бы Коля вел себя так, чтобы это ему сказать хотели. Воля Колькиного отца обычно материализовывалась в штабной «джип», который останавливался у парадного входа в училище. Значит, адмирал был проездом в городе и хотел видеть сына. Дожидаться субботы или воскресенья, когда их отпускали из училища, адмирал не мог. И за Колей посылали шофера.

Дежурный по училищу звонил в роту. Но Папы Карло вдруг на месте не оказывалось, все остальные офицеры тоже были при деле по своим взводам, и дежурный по училищу неизменно попадал на лейтенанта Тулунбаева. Тулунбаев ровным и звонким голосом отвечал в трубку, что увольнения ни для кого из нахимовцев сегодня нет, а значит, не должно быть и для Ларионова. Через некоторое время дежурный звонил опять и сообщал что-то такое, от лейтенант мрачнел, но ответ повторял тот же. А потом раздавался третий звонок, и, отвечая на него, лейтенант невольно застегивал крючок на воротнике кителя, но мрачнел еще больше.

«Есть, — говорил лейтенант. Так точно. Никак нет. Никак нет. Есть пять суток при части».

Лейтенант клал трубку и окидывал взглядом поджарых ротных старшин. Среди этой спортивной молодежи Лошаков напоминал ночного сторожа.

«Старшина Лошаков, — говорил Тулунбаев. — Объявите нахимовцу Ларионову, что за ним приехали от отца, и доставьте Ларионова к дежурному по училищу».